20:24 

Фанфик

Я не могу игнорировать то, что вижу... Торжественно клянусь, что замышляю только шалость... (с)
Решила внести свой вклад в сообщество. Фик не новый, но, надеюсь, порадует шипперов этой пары.

Автор: Ugarnaya_uno
Бета: _bitch
Название: Пепел на ветру
Пейринг: Улькиорра/Орихиме
Рейтинг: G
Жанр: Ангст, романс
Отказ от прав: Персы принадлежат Кубо, а строчки песни группе "Мастер". А я просто шалю=)
Условия размещения: Только с моего разрешения=))
От автора: Спасибо _bitch за веру и поддержку=))
Предупреждения: Постканон, AU по отношению к манге, возможен некоторый ООС

Я - пепел на ветру,
Пыль и пепел на ветру…

- Ты боишься, женщина?
- Я... не боюсь...
Она тянет руку, уже почти физически чувствует холод чужой ладони, готовая сомкнуть на ней собственную, выдернуть из кокона приближающейся смерти. Она торопится, резко и с силой сжимает пальцы, но ловит лишь черный ледяной пепел...
- Иноуэ...


Орихиме просыпается резко, словно от удара поддых. И будто этот удар действительно имел место, жадно хватает ртом воздух. И не сразу понимает, что ослепительно белая простыня над ней - это всего лишь потолок. А чернильные тени на стене – просто тени от мебели. И что она дома, в своей постели. Там, где и должна быть.
Иноуэ моргает влажными глазами, дрожащей ладонью проводит по лицу. И зачем-то прокручивает в голове только что увиденный сон.
Он редко снится ей, очень редко, но каждый раз неизменно одинаковый. Вплоть до мельчайших подробностей. Каждая деталь на своем месте, как кусочки паззлов. Словно наяву. Как это было наяву. Давно, почти десять лет назад. Но от этого сон не становится менее ярким.
- Ты такая дура, Орихиме, - тихо говорит она себе под нос. - Самая настоящая дура. Когда ты повзрослеешь?
Она встает с постели и идет в ванную. Еще слишком рано вставать, за окном едва светает, но Орихиме знает, что больше не уснет. Никогда еще не удавалось заснуть после этого сна. И сейчас она даже не станет пробовать, наперед зная исход этой затеи.
Горячая вода смывает с тела озноб и усталость, а пущенная после холодная придает некое подобие бодрости. И чашка обжигающего чая успокаивает расшалившееся воображение. И немножко растрепанные нервы. А потом завтрак под спокойную мелодию любимой песни и неторопливые сборы на работу.
Сегодня она обещала своим ученикам рассказать про солнце. Про то, как оно важно для нашей планеты, для всего живого на ней. Им нравится слушать Орихиме, узнавать что-то новое, и она с радостью делится с ними своими знаниями. И каждый раз хвалит себя за то, что посвятила себя, свою жизнь, обучению ребятишек. Просто они напоминают о том, что в этом мире есть место не только страданиям и войнам, но и чему-то светлому. Доброму. И неизменно вечному. Важному.
Орихиме покидает квартиру за целый час до начала рабочего дня. Когда она приходит в школу, никого из учителей еще нет, слишком рано, но Иноуэ это совершенно не смущает. Она открывает класс, где занимается со своей маленькой группой, проходит к рабочему столу, чтобы подготовить его для занятий. Фотографии, коллажи, альбомы с рисунками, модель Солнечной системы со всеми ее планетами. И небольшой лист с рассказом в виде сказки, чтобы ученикам было интереснее слушать и запоминать.
Когда звенит звонок, класс уже полон детей. Орихиме просит их занять свои места и начинает урок. Рассказывает, показывает, объясняет. И с удовольствием отмечает, что ученики ее не просто слушают, а всерьез воспринимают услышанное. Запоминая все, что им говорит их учительница.
- Иноуэ-сенсей, Вы похожи на солнце, - серьезно говорит семилетняя Фуу, когда Орихиме заканчивает свой рассказ.
Она смеется, польщенная и вместе с тем смущенная этим сравнением.
- Почему?
- Ну... Вы такая же рыжая и светлая. А еще от Вашей улыбки всегда тепло здесь, - она прикасается ладошкой к левой стороне груди. Там, где находится сердце. И Орихиме не может не улыбнуться снова.
И отстраненно вспоминает, тут же прогоняя непрошенные мысли. Впереди еще целых десять минут урока...

- Сердце? Душа? Вы, люди, так много значения придаете этим словам. Что есть душа?
Он не может понять. Он не понимал до самого конца.
И ей так жаль, что уже никогда не сумеет понять...


- Он расстался с ней.
Голос Тацки врывается в голову совершенно неожиданно, заставляя вздрогнуть. Орихиме поднимает взгляд от своей тарелки, немного растерянно смотрит на подругу.
- Прости, Тацки, что ты сказала? Я немного задумалась.
Арисава мученически вздыхает, закатывает глаза. Мол, опять где-то витаешь.
Они до сих пор дружат. Тацки теперь тренирует таких же девчонок, какой когда-то была сама. Ей тоже нравится ее работа - учить людей защищаться. Не давать себя в обиду. Сделать сильнее.
Это тоже очень важно. Занимает далеко не последнее место в жизни.
- О чем, позволь поинтересоваться?
- Да так, просто мелочи, - улыбается Иноуэ. - Знаешь, а мне сегодня сказали, что я на солнце похожа.
- Да? - оживляется Тацки. - Я надеюсь, это был мужчина?
Иноуэ смеется.
Арисава до сих пор сетует, что ее замечательная и красивая подруга не замужем. И почти не общается с представителями сильного пола.
Хотя сама тоже не торопится примерить статус чей-то супруги.
- Нет. Это сказала Фуу-тян, моя ученица, - отвечает Иноуэ.
- Что ж, это безнадежный случай, - заключает Арисава, чуть поморщившись.
- Так что ты там мне говорила? - возвращается Орихиме к прерванной теме.
- Ичиго расстался со своей пассией, - говорит Арисава, желая поделиться новостью.
- Очень жаль, - искренне говорит Иноуэ, вспоминая невысокую черноволосую девушку. - Она лучшая из всех, что у него были.
- Ты - самая лучшая, - ворчит Тацки. - Только этот дурак ни черта не понимает.
Орихиме грустно улыбается.
Куросаки-кун - это то самое солнце в ее жизни. Неизменная и постоянная величина. Тот человек, которого она всю жизнь любила. До сих пор любит. Это уже почти привычка - любить Ичиго. Однажды это пройдет, а пока Иноуэ просто гордится тем, что любит того, кого любят все. Того, кто достоин любви.
- Тацки, мне домой пора, - произносит Орихиме, отвлекаясь от мыслей, - мне еще надо к завтрашнему уроку подготовиться.
- Ты кроме своей работы ничего не замечаешь, - недовольно произносит Арисава. - Даже не успеваешь поесть толком.
Забота приятна. Особенно от близких людей.
Иноуэ заверяет подругу, что все в порядке, и уходит.
От кафе, где они ужинали с Тацки, до ее дома буквально пять минут езды на такси...

- Ты должна есть.
- Я не хочу.
- Ты должна есть, иначе умрешь. А твоя смерть пока не нужна Айзену-сама.
Зеленые глаза напротив холодные и бездушные. В них нет заботы. Даже напускной.
Он просто исполняет приказ...


Каждый вечер Орихиме ждет только ее квартира. Большая, уютная и теплая. Тихая.
Она любит свой дом. Она любит возвращаться сюда. Она любит жить здесь.
Тацки ругает ее, говорит, что нельзя быть столько времени одной. Что ведь можно свихнуться от этого вечного одиночества. Наверное, она права.
Но Иноуэ нравится эта тишина, нарушаемая лишь негромкой музыкой радиоприемника. Нравится, как легкий ветер треплет занавески раскрытого окна, пока она поливает расставленные по комнате цветы в глиняных горшках. Нравится смотреть на закатное солнце, окрашивающее в красное гостиную.
А после этого она усаживается прямо на расстеленные на полу татами и готовится к очередному уроку. Тщательно, скрупулезно выбирая к новому рассказу наиболее подходящую картинку, фотографию и предметы. Иногда приходится что-то вырезать и клеить самой, но так даже интересней. Это долгий и требующий терпения процесс, но его она тоже любит. Как и чувство удовлетворения от осознания того, что проделанная тобой работа почти идеальна.
Орихиме отвлекается всего один раз, чтобы сделать себе чаю. Пятнадцать минут. Не больше. Возвращается с небольшим подносом, на котором стоит чашка и чайник, ставит его подальше от разложенных на полу рабочих материалов. Делает небольшой глоток и снова погружается в работу.
Свет пропадает совершенно неожиданно, когда Орихиме записывает в черновик сюжет для рассказа. Она недоуменно и немного укоризненно смотрит на лампочку, а потом огорченно вздыхает.
- Ну, вот, отключили, - сетует она беззлобно. - Что же это такое?
Иноуэ аккуратно, чтобы ненароком не опрокинуть поднос с чайными принадлежностями, встает и идет к телефону. Номер аварийной службы она знает наизусть - свет в их доме пропадает, к сожалению, систематически.
Ей отвечают после пятого гудка, девушка-диспетчер вежливо здоровается и спрашивает, что случилось.
- У нас свет отключили, - отвечает Иноуэ, поворачиваясь к раскрытому окну, где ветер по-прежнему играет с тонкими шелковыми занавесками, то заворачивая их в трубочку, то вновь расправляя покрывалом. - Вы можете прислать кого-нибудь?
- Да, конечно. Ваш адрес?
Орихиме говорит, уже называет улицу, а потом замолкает. Просто молчит, неотрывно глядя в окно. Вернее, на фигуру в нем. Почти забытую, но, несомненно, узнаваемую. Тонкую. Обманчиво хрупкую. Смертоносную.
Странно…
Разве она спит? Это ведь не ее сон. В ее сне такого нет.
Там просто темный взгляд и черный пепел. Там белые пески Уэко Мундо, холод и ветер. Там он уходит, чтобы никогда больше не вернуться, и Исиде приходится стиснуть ее плечи, чтобы она не пошла за ним.
Там, в ее сне, страдания мира Мертвых и глухая боль сожаления.
Сожаления неоправданных надежд...
- Девушка! Девушка, я Вас не слышу! - надрывается в трубке диспетчер.
- Извините, я Вам перезвоню позже, - отстраненно произносит Орихиме и, не глядя, откладывает телефон в сторону.
Шаг. Еще один. И еще. Пока не оказывается буквально в метре от оконного проема. От темной фигуры в нем. От пристального взгляда холодных глаз. Даже в темноте она видит эту мутную, завораживающую зелень.
Орихиме смотрит и молчит. Она просто не знает, что сказать.
И почему молчит он? Почему не скажет, зачем пришел?
Она хочет, нет, ей необходимо это знать. Как необходим воздух, чтобы дышать, наполнять легкие кислородом, заставлять биться сердце. То самое сердце, о котором он так много спрашивал почти десять лет назад, когда просто развернулся и ушел, не проронив ни слова.
Зачем он пришел сейчас?
- Ты нисколько не изменилась, женщина.
Иноуэ вздрагивает, приближается еще на шаг. Почти вплотную к оконному проему.
- Ты тоже, - тихо говорит она, не соврав ни на грамм.
А потом мягко улыбается.
Ее сердце колотится. Ее душа в смятении. Ее пальцы мелко дрожат.
Но она не боится. Она никогда его не боялась.
И в ней нет страха, когда она задает вопрос.
- Зачем ты пришел?
Он смотрит на нее несколько секунд, а потом протягивает руку.
- Пойдем со мной.

Она разжимает пальцы, и черный пепел оседает на белом песке маленьким холмиком, с которым тут же начинает играть ветер, развеивая его по бесконечной пустыне Уэко Мундо. Он любит играть со всем, что попадется ему на пути. Шаловливый, как ребенок, и безжалостный, как воин.
Иноуэ находит его позже, когда возвращает Исиде руку, полностью исцеляет его раны. Она не ищет специально, просто взгляд сам выхватывает едва заметное черное пятно.
- Ты боишься?
- Нет... я не боюсь...
Никогда не боялась. И никогда не будет бояться.
Ладони накрывают черные крупинки пепла, защищают от шального мальчишки-ветра. Тот недовольно фыркает, но тут же подхватывает тяжелые пряди волос Орихиме. Новая забава приходится ему по душе.
Она улыбается, а с губ срываются тихие, полные надежды слова:
- Я отрицаю...


- Что это?
- Солнце.
- Ты похожа на него.
- Такая же рыжая и теплая?
- Нет, женщина. Просто настоящая.
Орихиме улыбается и смотрит на яркий солнечный круг в небе.
- Ты тоже.
И сильнее сжимает холодные тонкие пальцы.

@темы: Фанфик

Комментарии
2011-02-18 в 15:56 

Я не могу игнорировать то, что вижу... Торжественно клянусь, что замышляю только шалость... (с)
Ри33 , уняня=))):red:

   

Bleach Het

главная