Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Так смотрит вода
Автор: Laora
Пейринг | Персонажи: Бьякуя/Рукия
Тип: гет
Рейтинг: PG
Жанр: флафф
Количество слов: 691 слово
Дисклеймер: Кубо Тайто
Саммари: Бьякуя фапает на Рукию.
Авторские примечания: ООС; осторожно, легкий крэк
Размещение: с разрешения автора

Фанфик был написан на Секретного Санту для для yahinata_97

Коленки у Рукии острые, костлявые — так и сверкают, когда она надевает короткое платье. Уж лучше форма шинигами, размышляет Бьякуя; у Рукии острые коленки, а лежать на них головой удобно. Необъяснимо. Не иначе как дело в форменных хакама. Надень Рукия платье, полежать так не вышло бы.
Хотя нет, не в хакама. Если подхватить ее на руки, коленки окажутся именно такими острыми, какими выглядят, а сама Рукия замрет неловко, не зная, как себя вести.
Не по ней это — бескомпромиссная мягкость, связывающая по рукам и ногам. Рукия резкая и решительная, товарищ в бою, и отлеживаться у себя на коленях только потому позволяет, что признает за Бьякуей право на аристократическую лень. Кто бы сомневался: на свежем воздухе спится лучше, а за подушкой не всегда удобно посылать. А еще можно после какого-нибудь ранения, по сути пустякового, к Рукии на колени завалиться. Шуметь и каменеть от смущения не станет, все как должное воспримет.
Вообще, конечно, непорядок. Но на прямое нарушение каких-либо законов не тянет. Несерьезно слишком, шалость.
Только Рукии объяснять не стоит — она все за чистую монету принимает, ей и в голову прийти не может, что просто лежать рядом с ней удобно. Раньше Бьякуя себе таких вольностей не позволял. Он и смотрел-то на Рукию изредка, по праздникам, а разговаривать вовсе не разговаривал. Это потом стало можно, после Куросаки Ичиго.
Бестолочь этот Куросаки еще та, хороших манер ни на грамм. Даже обращаться к кому-либо уважительно не удосуживается, неудивительно, что с Кенпачи общий язык нашел. Да и с Ренджи. Рукия с такими, помнится, всегда хорошо ладила.
Эти мысли Бьякуе откровенно не нравились. В них самих ничего особенного не было, конечно, да и в снах недавних тоже. Например, приснилось, что Рукия пришла к нему, краснея, и объявила: за Кенпачи замуж собираюсь, онии-сама, не вели судить. После того сна Бьякуя целый день в растерянности пребывал. Хорошо еще, что собраний тогда не было, не хватало выдать себя перед посторонними.
Ко второму сну, где он был почетным гостем на свадьбе Рукии и Куросаки Ичиго, Бьякуя подготовился. Когда дошло до вручения букетов, вместо оного в его руках оказался меч, ну а дальше было просто — «Цвети, Сенбонзакура». Последующее спасение Рукии от в который раз умыкнувшего ее Куросаки затерялось в спокойном пространстве блаженного небытия, куда Бьякуя обычно погружался, стоило уснуть. Проснулся он с чувством собственного превосходства, хотя велика заслуга — победить во сне. А тут в реальности Ренджи топчется, краснея, и ждет страшной кары за неподобающие чувства к сестре капитана, да и Куросаки не дремлет. Небось в нужный момент и на помощь Рукии прийти не удосужится — другие цели, что поделать, все друзья одинаково важны.
Но, конечно, целенаправленно Бьякуя о такой ерунде не думает. Даже когда Рукия будто случайно появляется на веранде и удается использовать ее острые коленки вместо подушки — не в первый, не в последний раз.
Он в такие моменты позволяет себе роскошь не думать вообще. Лежать удобно, Рукия маленькая и теплая, пахнет от нее приятно, а главное — никаких отвлекающих звуков не издает. Понимает.
С ней можно молчать, сколько заблагорассудится.
Вот в глаза ей лучше не смотреть. Слишком на омуты похожи. Так вода глядит: обманчиво неглубокая.
Потому и с Куросаки ладит, и с ним, Бьякуей, знает, как молчать. Вода на всех смотрит одинаково, вода принимает всех, и каждому рано или поздно хочется напиться, подпитаться от нее; в этом ее особенность, Рукии. Да еще в острых коленках.
Ей, конечно, и в голову бы не пришло. Вздумай Бьякуя написать ей хайку — как пить дать не поняла бы. Ни о воде, ни о стали в бархатной перчатке… или текко.
Офицер, что тут сказать. От нежной девушки вроде ничего нет и в помине, но женственности Рукии не занимать. Потому такая стойкая.
Разумеется, Бьякуя не думает о женственности Рукии и о хайку, которые мог бы написать, и об омутах глаз, и о стали в бархатной перчатке. Он даже о недавних снах не вспоминает. Если Бьякуя вообще думает о Рукии — так только о ее стойкости. Рукия, конечно, не бессмертная. И способности ее выдающимися не назвать — обычная рядовая шинигами. Амулета, отводящего смерть, у нее нет тоже.
Просто за ее спиной — тень. Темная, темная тень.
И это не изменится, как и глубина спокойного взгляда...
До тех пор, пока жив Кучики Бьякуя.

@темы: Фанфик, Бьякуя/Рукия